Владимир Комаров: Невыполнимая миссия. 

Никто не должен отмалчиваться,
Слова оставлять на потом...
Мы знаем, на что замахиваемся,
Знаем, на что идем.
Нервы гудят, как струны,
В сердце боль отдается...
Невероятно трудно
Будущее достается!
И все же, цветите вишни!
Гряньте ракетные рёвы!
Чем ближе мы к звездам,
тем выше Памятник Комарову!

Роберт Рождественский
25 апреля 1967 г.

 Советский Союз был весёлой и находчивой страной. Только здесь человек, проснувшись утром, мог с удивлением узнать, что, оказывается, его родина вдруг пустила первую в мире АЭС, отправила в космос первый спутник, первого космонавта... В той же, впрочем, ситуации, что и потрясённый среднестатистический гражданин СССР, находился весь мир.

----------------------<cut>----------------------

23 апреля 1967 года с космодрома Байконур стартовал новый трехместный корабль «Союз-1». На борту был один-единственный космонавт — Владимир Комаров.
Комаров был всеобщим любимцем и душой любой компании — именно таким его запомнили в КБ Королева.

Космонавт-герой, друг Гагарина; его имя присвоено кратеру на обратной стороне Луны и малой планете. Комаров - виртуоз космонавтики. Он любил жизнь и геройски принял смерть.                 

 Стремление к мечте

Многие только начинали тернистый путь с обучения в Академии им. Жуковского, в то время как Комаров уже имел высшее образование по инженерной специальности, досконально изучил «Союз», разбирался в аппарате вплоть до малейших нюансов. Интересно, что он не отличался отличным здоровьем. Таким, с которым становятся космонавтами. Дважды он был «отбракован» при отборе, но продолжал упорно добиваться поставленной цели. По воспоминаниям дочери, Ирина Владимировны Комаровой, за полтора месяца до полета Владимир Михайлович даже не пил молоко и кефир из холодильника, чтобы не подорвать

Неисправный корабль.

В день запуска 23 апреля 1967 года Гагарин явился на стартовую площадку и потребовал, чтобы его тоже облачили в скафандр. Внезапный «каприз» всенародного любимца тогда остался непонятым. Быть может, он хотел в последний момент вытащить друга из ракеты? Устроить скандал? Конечно же, как и планировалось, полетел Комаров.

Перед полетом Владимир Комаров слушал новую песню Пахмутовой и Добронравова «Нежность», которая вышла в цикле «Обнимая небо» и была посвящена летчикам. В день похорон строчки «опустела без тебя земля...» прозвучали уже как реквием по самому космонавту.

 Первым на орбиту отправлялся Комаров, на «Союзе-1», а 24 апреля планировался запуск второго корабля, на борту которого будут уже двое. По задумке, корабли должны состыковаться в космосе, а Владимир Михайлович перебраться с одного на другой, таким образом, побывав на двух кораблях одновременно и вернувшись на Землю уже в составе вновь прибывшего экипажа. Это должен был быть триумф, приуроченный ко дню 50-летия коммунистической революции.

 В голову Леониду Брежневу пришла «идея»- отметить 50-летие Октябрьской революции по-новому, по-космически, чтобы весь капиталистический мир затрепетал. Почесав место укуса жареного петуха, дорогой Леонид Ильич, решил.  Итак: запускаем «Союз-1» с Комаровым, на следующий день — ещё один «Союз», но на этот раз с двумя космонавтами. Корабли встречаются на орбите, Комаров меняется местами с одним из коллег и триумфально возвращается на Землю. Впервые в истории человечества космонавт, который взлетел на одном аппарате, вернётся на другом!

Леонид Ильич очень чётко дал понять, что к юбилею коммунистической революции это

Многочисленные неполадки сразу же дали о себе знать. Антенны не открылись должным образом. Управление давалось с трудом. Барахлили двигатели. О запуске второго «Союза» не было и речи. Шансы на успешное возвращение уменьшались с каждой минутой…

 При проверке на "Союзе-1" было выявлено 203 недостатка конструкции, но о неисправностях Брежневу никто сообщать не стал. Хотя Гагарин составил рапорт о недочетах в работе корабля, но он так и не был передан дальше сотрудников КГБ.
Знание – сила? По воспоминания Вениамина Ивановича Русяева, бывшего кадрового офицера КГБ, о предстоящей трагедии Владимир Михайлович знал заранее. За месяц-полтора до старта Комаров пригласил Русяева с женой на ужин, познакомиться с семьёй. Когда пришло время прощаться, хозяин квартиры вызвался проводить гостей. Прямо на лестничной площадке Владимир сказал своему опекуну и советчику, что из полета не вернется. Русяев попытался возразить, предложил отказаться от участия в запуске, но Комаров был непреклонен: «Нет. Ты же знаешь: откажусь я – полетит первый. А его надо беречь». Первый – это Гагарин.

 Дружба с Гагариным.

 С Юрием Алексеевичем у Комарова сразу зародились дружеские отношения. Гагарин был частым гостем в семье, с удовольствием ходил с другом на охоту, участвовал в семейных мероприятиях. По воспоминаниям Валентины Яковлевны, жены Комарова, они и дни рождения отмечали вместе – оба «мартовские».

Судьбы космонавтов трагически переплелись.

Последние минуты.

 в 1967 году, когда специалисты готовили "Союз-1" к первому полету, никто еще не знал, какой именно сюрприз может преподнести корабль, до того момента еще ни разу пределы атмосферы не покидавший.

Полет оправдал самые мрачные предчувствия. Неполадки начались сразу после выхода на орбиту: не раскрылась одна из двух панелей солнечных батарей, корабль стал испытывать дефицит электроэнергии.

В ЦУПе сразу решили прекратить полет. О старте второго "Союза" и стыковке уже не могло идти речи.

Комаров безуспешно пытался развернуть корабль таким образом, чтобы солнце освещало единственную батарею, но из-за разбалансировки сделать это было сложно. В конце концов, было решено вернуть спускаемый аппарат на Землю.

Все это время с Комаровым на связи был его дублер - Юрий Гагарин. Последние слова этих переговоров известны.

"Вот тут товарищи рекомендуют дышать глубже. Ждем на приземлении", - сказал Гагарин, а Комаров ему ответил: "Спасибо. Передайте всем. Произошло раз...".

Далее корабль вошел в плотные слои атмосферы, и связь прервалась. Специалисты считают, что Комаров хотел сообщить о разделении спускаемого аппарата и корабля.

Дальнейшие события были установлены постфактум, после изучения обломков корабля.

На заключительном участке приземления произошел отказ парашютной системы - сначала вышел вытяжной парашют, который вытянул за собой тормозной.

После того, как аппарат снизил скорость, должен был выйти основной парашют, но этого не произошло.

Капсула интенсивно вращалась вокруг вертикальной оси, и когда был выпущен запасной, аварийный парашют, то его стропы переплелись со стропами тормозного. Аппарат стремительно набрал скорость и врезался в Землю.

Мы все прекрасно знаем (должны знать), насколько трагична была космонавтика 1960-х. Да и сейчас она не менее опасна. Научно-технический прогресс, ещё не достиг той точки, когда полёты в космос были по-настоящему оправданы чем-то ещё, кроме политических амбиций двух сверхдержав.

 У Владимира Комарова две могилы. Прах его покоится в нише Кремлевской стены. Чтобы поклониться его памяти, родным приходится выписывать специальный пропуск. До второй могилы, что в оренбургской степи, надо добираться на четырех видах транспорта.

Из воспоминаний дочери Комарова: «Мама рассказывала, что на целине в 1967 году не было ни воды, ни деревьев. И вдруг у самодельного обелиска, который поставили офицеры и солдаты, служившие в части неподалеку, зазеленели березки. Причем сложилась традиция: каждый водитель, кто проезжал мимо, брал с собой воду в канистре и съезжал с дороги, чтобы полить березки. Мама часто бывала на могиле, читала ученические тетрадки с отзывами, которые оставляли посетители музея космонавта, что располагался в соседнем селе. В 1987 году самодельный обелиск из черного камня, эскиз которого выполнил солдат-срочник, постоянно сидевший на «губе», заменили на «государственный» обелиск. Около памятного знака разрослась целая рощица, но мама помнила те тоненькие березки–прутики, что поднимали на папиной могиле всем миром.

  Недавно всей семьей они оттирали от краски бюст Комарова на Аллее космонавтов, который испачкали вандалы.

— Пришли, отмыли, как только отошли от монумента, к памятнику пришла компания мальчишек лет по 13–14 с гвоздиками. Накануне показали фильм о погибших космонавтах. Не наш, американский. За рубежом тех, кто погиб, осваивая космос, помнят поименно. Они сберегли жизни идущим следом»...

Давайте и мы будем помнить наших героев.