Пожар в лесу.

Как всегда однажды, в Прошарию,  пришла весна. Вернулись журавли, и лешие вытащили деревянные пробки из своих ушей.

И когда снег полностью растаял, в лесу появились сухие полянки.

Уже вовсю текли ручьи. Русалки ждали на озере Надежды новых женихов и готовили Купидонов к атаке.

 Солнышко грело и играло с облаками теплыми лучиками и на полянках появлялись первые подснежники. Птички вили гнезда и готовились к рождению птенцов.

Активизировались Драконы.

Из своих пещер стали выглядывать после зимней спячки гномы. Их было пятеро братьев. Зима выдалась в этом году холодная и когда первые птицы с юга – лес стал просыпаться и радоваться новой жизни.

Это были добрые и веселые человечки. Когда-то они покинули свой изумрудный город и решили жить в Прошарии.

В березовой роще они нашли небольшую пещеру и в ней остались. Там было уютно и тепло. Летом гномы  бегали по лесу и играли с животными, пели песни с птицами, собирали ягоды и грибы. Осенью, они на своей маленькой лодке плавали по лесным рекам и смотрели окрестности. Ловили рыбы в озере Надежды и дергали за косы русалок.

 Зимой же старались не выходить из теплой пещеры. Сидя у камина, они  рисовали картинки, писали сказки, сочиняли музыку. Лишь иногда гномы выбирались из нее, чтобы помочь замерзшим зверушкам и птичкам, накормить и обогреть их. А иногда, в их доме  прятались животные от злых охотников.

Старшего гнома звали Голова. Он был самым рассудительным и любил всех учить и умничать.

Кисточка был рыжий и  любил рисовать веселые картинки и карикатуры на всех жителей Прошарии.

Третий был очень ловким и сильным. В детстве он часто болел и был слабым. Даже белки смеялись над ним. За это его  и прозвали Слабастер. Он взял себя в руки и решил все исправить. По утрам начал делать зарядку и обливался в холодном ручье, а по вечерам бегал к медвежатам  бороться.  В итоге стал самым сильным, а имя так и осталось.

Четвертый очень любил музыку, пел песни с птицами и пиликал на скрипочке. Его так и звали - Смычок. Он был самый тихий и добрый среди братьев-гномов. Даже по ночам, он свистел, а не храпел, как все.

Ну, а пятый постоянно хулиганил и проказничал. Всегда шутил и дружил с волчатами. Обожал приключения. Это был -  Мистер Шустрый. Он обожал подкладывать кнопки на пни. Многие лешие за это страдали.

И вот, когда в снег почти уже растаял, в лес стали заходить вурдалаки и упыри. Они устраивали свои пикники и громко орали. Приходилось всем гномам и зверям прятаться от шума.  После них, всегда было много мусора и грязи.

Под вечер, когда очередная компания упырей  разошлась, Шустрый первым вылез из пещеры и решил посмотреть на беспорядок. Ему не терпелось посмотреть, что же осталось после «людского праздника».

На поляне догорали угли,  валялись бутылки и банки, мусор и остатки пищи были разбросаны вокруг.

«Какой ужас?», подумал Шустрый, «трудно, что ли убрать за собой?».

И он принялся складывать всю грязь в оставленные пакеты. Злоба и несправедливость наполняли его душу. Даже он, когда хулиганил, не допускал такого. Целый час он убирал «остатки праздника» за пьяными упырями.

Когда же весь мусор был сложен в пакеты, он присел на пенек и понял, что очень проголодался. В пещере с прошлого года были сушеные грибы, и Шустрый, решил пожарить их на углях. Быстро сбегав домой, он положил в карман горсть белых грибов и кусочек хлеба.

 «Вот здорово поужинать грибами с хлебушком и запить березовым соком», - подумал он.

На печке читал книжку Голова.

-Ты куда на ночь глядя? - спросил он Шустрого.

- Пойду, пробегусь перед сном.

- Опять что – то придума?

- Нет. Я там, за упырями решил прибраться. Опять грязь после себя оставили.

- Ну,  хорошо. К ужину  возвращайся?

- Постараюсь. Я грибов пожарю с хлебом. А вам березовый сок принесу.

Шустрый, выбежал из пещеры и рванул на поляну.

«Опять костры и траву будет жечь», - подумал старший гном. Надо бы посмотреть попозже за ним, чтобы ничего не случилось.

Когда Шустрый прибежал на поляну угли уже догорали. Он пытался раздуть их, но ничего не получалось.

«А так хотелось пожарить грибочков». В расстроенных чувствах Шустрый пнул пакет с мусором. Из пакета выпал спичечный коробок.

«Вот это удача!, - обрадовался Шустрый.  - Сейчас разведу быстро костер, пожарю грибов с хлебом и домой».

Под березой  наполнялась  железная банка с березовым соком. Шустрый отхлебнул и вытер губы.

Он помнил, что старшие братья всегда говорили ему, что со спичками надо быть очень осторожным. Ему никогда не давали разжигать маленькую печку. А так хотелось самому научиться разжигать огонь. Он не раз наблюдал, как его братья мастерски чиркали спичкой и получалось красивое пламя.

«Что тут сложного. Сейчас чиркну и накидаю сухих веток. Вот и всех делов то».

Он сложил хворост на еще теплые угли, чиркнул и поднес спичку, но она потухла. Шустрый еще раз зажег, но и эту спичку затушил ветер. Он чиркал одну за другой, но они все тухли, как только зажигались. Оставалось три спички, а огонь так и не зажегся.

Шустрый решил принести по- больше сухой травы и попытаться еще раз. Нарвав целую охапку  хвороста, он осторожно зажег спичку и кинул на сухую траву. Ветер быстро подхватил спичку, но не затушил ее и быстро разжег траву.

-Ура, получилось!

 Шустрый запрыгал от  радости.

А в это время, в Прошарии, поднялся ветер.

- Вот это костер. Такого большого еще ни у кого не было.

 Шустрый принялся нанизывать грибы и хлеб на ветки орешника, а тем временем огонь становился еще больше и больше.

«Надо бы немного потушить пламя. Зачем мне так много огня?»,  - подумал Шустрый.

И он начал тушить небольшой палочкой сухие ветки, стуча по ним, словно кнутом. А огонь тем временем все быстрее и быстрее разносился по поляне. Ветер усиливался и вся сухая трава быстро, словно черная река побежала в лес. Шустрый испугался и принялся топтать огонь своими маленькими ножками, но пламя только жгло пятки. Дым поднимался над поляной. Шустрый решил вылить весь березовый сок в костер. Сока хватило, чтобы потушить лишь кустик, а огонь продолжал набирать силы.

Ветер все больше и больше разносил языки пламени, унося жар  к деревьям.

Шустрый бегал по поляне с палкой и бил по траве в отчаянии и плакал.

«Неужели из-за меня загорится весь лес?», - в панике,  не замечая жары, думал Шустрый.

Он был уже весь черный и стал похож на черта. Ему хотелось убежать прочь с поляны от страха и обиды за свой поступок. Из – за него может сгореть волшебный лес Прошарии.

 Вдруг, Шустрый услышал страшный рев.

Сквозь дым, ломая ветки, на поляну, словно огромный монстр с мигалками и сиреной въехала огромная пожарная машина. На крыше и на лестнице сидели его братья гномы. Они быстро раскинули пожарные шланги, взяли лопаты и топоры и начали тушить пожар. Некоторые деревья уже были окутаны пламенем, а поляна почти вся выгорела и была черная от пепла.

Шустрый тоже взял лопату и принялся копать ров, отсекал огонь от леса.

Голова руководил тушением, давая указания и громко кричал  кому что делать.

Слабастер держал шланг и поливал огонь, быстро сбивая  языки  пламени.

Кисточка топором рубил горящие ветки, а Смычок лопатой закапывал огонь.

Через час пожар был потушен. Только дым стоял над лесом. Лес почти не пострадал, а вот поляна превратилась в большое черное пятно.

Гномы чумазые и усталые ждали возле пожарной машины. Шустрый спрятался за большим дубом. Ему было стыдно и страшно за свой поступок.

- Подойди сюда, - крикнул ему Голова.

Весь чумазый Шустрый подошел к братьям. Все гномы с укором смотрели на него.

- Познакомься, это Томат Томатыч, наш друг. – Голова указал на пожарную машину за рулем которой сидел огромный человек с красным лицом.

Опустив голову, Шустрый, протянул руку к пожарному шлангу. И вдруг машина заговорила из рупора низким громким голосом.

- Так, так, так. Значит, это ты балуешься спичками и поджигаешь лес? – грозно спросила пожарная машина. Томат Томатыч решил пошутить над маленьким гномом и говорил в рупор.

- Я я,  не хотел. Я, я, - заикаясь и дрожа, пробубнил Шустрый, - только хотел пожарить грибочки.

- Грибочков ему захотелось! А ты знаешь, что нельзя в лесу костры жечь и с огнем играть?

- Ну, другие же жгут костры… Почему упырям и вампирам можно, а мне нет?

-Ты, что, вампир или упыренок,  какой?  Ты обычный гном. К тому же еще еще меньше меньшего. А если бы лес сгорел полностью, что тогда было бы?

Шустрый заплакал.

- Я больше так не буду.

- Не будет он.

У Томат Томатыча глаза были похожи на фары. Они грозно смотрели на него.

 – На первый раз прощаю, а в следующий раз заберу к себе в гараж. Там у меня в холодной яме сидят такие же, как ты, хулиганы. Есть пару несносных оборотней и три девочки – кикиморы. Вот будешь с ними мыть пожарную машину и  читать вслух добрые сказки мне на ночь, пока не исправишься.

- Обещай, что больше так не будешь? –  Голова пристально смотрел на младшего брата.

- Даю слово гнома, -  все еще трясясь, ответил Шустрый.

- Ну, хорошо, тогда раздевайтесь все, - сказал Томат Томатыч, - я вас сейчас буду мыть.

Гномы сбросили с себя грязную одежду  и встали в строй. Томат Томатыч хитро улыбался и что – то бубнил себе в усы. Потом резко достал шланг и направил на гномов.

Теплый поток воды обдал их маленькие тельца. Гномы завизжали. Они звонко хихикали и бегали по поляне. За ними «гонялась» чистая вода из шланга. Шум стоял на весь лес.

Гномы скинули с себя мокрую одежду и начали голышом бегать по лесу, пугая кикимор и ворон.

 Томат Томатыч решил повеселиться и включил холодную воду. Начался визг. Особенно досталось Шустрому. Он прятался за дубом от ледяной воды, а братья смеялись над ним и хлопали в ладоши. Старый вампир сделал всем замечание и пригрозил укусить.

- Ладно, хватит. Пора домой.

Томат Томатыч завел свою пожарную машину и открыл кабину.

Довольные, усталые и чистые гномы запрыгнули к нему и запели песенку.

«И у края пропасти, и у тигра в пасти. Не теряйте бодрости. И верьте в счастье…»

По пути Шустрый спросил у Головы, почему волшебника зовут Томат Томатыч.

- Потому, что он красный, как помидор, а помидор – это томат. Понятно?

- А а а. Да, действительно помидор,-  воскликнул Шустрый. Сеньор Помидор в нашей стране.

Гномы дружно засмеялись.

-А он может вместо воды полить нас томатным соком?

- Огуречным рассолом оболью вас следующий раз.

Томат Томатыч тоже улыбался. Он всегда радовался, когда все хорошо заканчивалось.

Дома, когда все легли спать, Шустрый с закрытыми глазами думал про спички. Он решил больше не играть с ними.

Он уснул со счастливой улыбкой и ему снился Томат Томатыч, который поливал томатным соком, и они громко смеялись на весь лес.