Город  Z был маленьким  и удивительно красивым. Это был лучший город на планете, по крайней мере, так считали все жители этого городка.  

Город спрятался в густом лесу, в окружении множества прудов, маленьких речушек, бескрайних лугов и полей, словно сказочная страна. Там всегда пахло цветами, добротой и детством.

  Почти круглый год, удивительные птицы пели свои непонятные песни, сидя на волшебных деревьях.  Им не мешал ни дождь, ни ветер, ни летний зной. Даже в лютые морозы, сытые снегири и синички что – то чирикали, греясь на солнышке.

 На окраине протекала чудесная река Прорва. Это была небольшая и чистая речка, со множеством впадающих в нее ручейков и родников.

Весной, когда таял лед, дети бежали вдоль этих ручейков, и запускали свои маленькие кораблики до самой реки. Брызги летели во все стороны, окатывая малышей, повсюду разносился детский смех.

После весенних дождей проявлялись множество маленьких радуг и два Солнца, а ночью светили две пурпурных Луны.

Город Z, многие его так и называли - "город в лесу".

На майские праздники, взрослые вместе с детьми выходили на субботники и убирали остатки снега и прошлогодней листвы.  Некоторые записывались в отряды «дружинников», чтобы заработать отгул и весело провести время, разгоняя местных хулиганов.

Летом, всегда шли грибные дожди, а Солнышко никогда не пряталось в облака. Дети купались в чистой речке и предавались безделью. Взрослые же копили деньги на отпуск и мечтали о море. Некоторым это удавалось. Кому не получалось уехать на море - доблестно копали картошку на дачах  и радовались успеху.  

Осенью, город погружался в карнавал листопада, и радовался прохладным осенним дождям. Приходила грибная пора и «бабьего лета».

Птицы улетали на юг, чтобы вернуться обратно в этот прекрасный город. 

На небе опять появлялись две пурпурные Луны.

В начале декабря везде лежал самый чистый снег на свете.

Белоснежные сугробы, стояли пирамидами у домов, и переливались, словно бриллианты на Солнце. В каждом дворе были ледяные горки, снежные крепости и катки. Детишки и взрослые весело катались на лыжах, по лесным полянам и всегда улыбались. Это был самый лучший город на Земле.

 Портал.

Это был город молодых ученых, инженеров, физиков, научных сотрудников, строителей и волшебников. Жизнь кипела и бурлила. Все были молоды, счастливы и дружны. Жители города верили в светлое будущее, строили планы и любили мечтать.

В городе был первый в мире портал в подпространство, под странным названием - "АЭС".

В околонаучных кругах его называли - «Передовой научный центр».  «Флагман открытий и рационализаторских изобретений», «Кузница молодых ученых», «Центр мировой атомной энергетики», - пестрели заголовки местных и центральных газет.

По программе «Раздвигаем границы, меняем пейзажи», первых пенсионеров отправляли в путешествия по всем направления, через специальный портал времени.

Через этот «портал» происходил обмен душ и миграция оболочек. Стабильно и плодотворно обновлялись, менялись, перемещались, возрождались, телепортировались и реинкарнировались люди. Во время этих «путешествий», каждый подбирал себе новое будущее или жизненный цикл. У людей всегда был выбор и вера в светлое будущее.

Это было всего лишь сорок лет назад…

Пандемия или вынужденный карантин.

И вот однажды, сорок лет назад, в марте 20.. года, по всем громкоговорителям объявили плохую погоду и надвигающийся страшный вирус.

Потом, вскользь, упомянули про временные трудности и, какие - то «санкции», а в конце еще добавили: «держитесь».

В городе сразу исчезло Солнце. Налетели огромные серые тучи, из которых полил липкий дождик. В первый раз не вышла вторая Луна.

 Туманы окутали всю округу. Они срослись с круговоротом ливней, погружая город во мрак.

Слабый ветер лениво гонял по улицам мусор и радиоактивную пыль (на большее его не хватало). В городе появился устойчивый запах ладана и нафталина. Под ногами образовалась вязкая жижа. А вокруг города, появились "шикарные" болота…

На этих болотах, медленно увядали некогда прекрасные скверы, и погружались в топь - чудесные парки.

Дворцы культуры, спорткомплексы, бассейны, кинотеатры, рестораны и прочие заведения, «переквалифицировались» в огромные магазины и супермаркеты. Среди этих сетевых гигантов притаились множество аптек. Они были в каждом доме, в каждой школе, в каждом здании. Даже на крышах и остановках расположились маленькие аптечные пунктики. Город превратился в сплошной огромный магазин и фармацевтический рай.

Люди работали только в магазинах и в аптеках. Они продавали и покупали все сами у себя и, даже делали «скидки» друг другу. 

А потом, все дружно бежали в аптеки, чтобы поддерживать «спортивную форму».

Но, и этого оказалось мало, чтобы устроить режим самоизоляции.

Из громкоговорителей пришла еще одна срочная новость: «Всем оставаться дома и соблюдать режим самоизоляции».

Ввели войска, ограничили передвижение, под страхом штрафов, тюрьмы и даже смертной казни.

Разрешалось выходить только на работу.

Появились люди в защитных костюмах и черных масках. Они ловили нарушителей режима, били и забирали в неизвестном направлении.

Жители города были напуганы. Им нельзя было отлучаться дальше ста метров от дома. Необходимо было получить спецпропуск и вшить себе чип под кожу, чтобы хоть как – то перемещаться.

Врачи ходили по домам, мерили температуру и мазали носы ватными палочками, с неподатной жидкостью. Это называлась профилактика. На самом деле, людям искусственно заносили вирус и наблюдали – выживут или нет.

Доктора были в огромном почете. Они довольно сносно жили. Ловко выписывали рецепты и ставили диагнозы, особо не утруждая себя, лишними осмотрами. А зачем? Операции почти не делались.

Горсть пилюль заменяла все лечение и профилактику. Так было проще, легче и удобнее. Фармацевты стали фельдшерами широкого профиля. Под это дело, всему медицинскому персоналу выделили маленькое здание бывшей библиотеки, рядом со зданием моргом.  В этом же здании находилось похоронное бюро «Трэвел». 

«Трэвел» расположился напротив пансионата для воинов интернационалистов и бывших военных преступников, в здании института атомной энергетики (ИАТЭ).  

Во всех пустующих школах и детских садах приютились серые гвардейцы. Единственная школа располагалась в бомбоубежище, в районе «старого города», по соседству с заброшенными пещерами. Немногочисленная группа учеников училась дистанционно. Сдавали тесты и заполняли непонятные анкеты. Приходили в школу по необходимости или по гудку с АБЗ.

(Справка. Асфальто - бетонный завод)

Каждое утро, таинственный завод АБЗ издавал бодрящий гудок к началу рабочего дня. Вечером все слышали аналогичный звук, и молча, словно покорные роботы, выходили через турникеты проходной.

Никто не знал и не догадывался, что там за забором, давно не было никакого завода. Внутри расположилась секретная администрация города, во главе с мэром.  

Воротила.

Мэром городка, был бесподобный Воротила.

Это был вечный правитель города Z.

Мало кто уже вспомнит, как он выглядит, и еще меньше тех, кто видел его вообще. Ходили слухи, что у него есть двойник, а может, даже и не один…

Лишь звездочет Гера, хранил в своем сундуке его несколько потертых портретов, но никому не показывал.  

Каждый день, ровно в шесть утра, изо всех громкоговорителей, голос мэра желал всем «держаться» и «верить в светлое будущее».

Все жители дружно кивали, плевались, закрывали уши и молча шли на работу.

Повсюду в городе бродили серые и молчаливые пупсгвардейцы. В народе их звали – лизуны за их рабскую преданность Воротиле.

У них был один глаз, спрятанный в хоботе и треугольные уши.

Лизуны зорко следили и контролировали жизнь в городке. Тотальная слежка и прослушивание была за каждым жителем города. 

Эти человекоподобные роботы, молча ходили по улицам и зданиям, записывали все на свои девайсы и заполняли файлы по учету "спокойствия".

Вечером вся информация анализировалась и обрабатывалась в высокой башне. Серая «Вышка», служила одновременно антенной и центром наблюдения за народом.

Это были верные жандармы великого Воротилы.

Для спокойствия и сбора информации, по всему городу также были расставлены "урны - счастья".

Урны стояли на каждом углу. Прозрачные стеклянные ящики с надписью «для жалоб и предложений».  

По ночам, лишь, самые отважные, кидали туда мусор, использованную туалетную бумагу и мятые газеты. Жандармы пытались ловить революционеров и строго наказывать. Но каждый раз урны были переполнены.

Запреты и ограничения касались всего, даже на мысли. Все боялись даже мечтать. Все мысли сканировались и проверялись. За каждую мечту или фантазию, можно было загреметь в железную клетку.

Железная клетка опускалась на огромных цепях под воду, и исчезала в водовороте реки Прорва. 

Туда сажали самых непокорных вольнодумцев, и опускали вниз. Никто и никогда не видел, как их поднимали обратно…

Так продолжалось уже сорок лет, пока в городе не появился Он...